Блоги сенаторов

Все записи блога Широков Анатолий Иванович Широков
Анатолий Иванович
Член Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера

Роль государства в освоении Дальнего Востока должна быть существенно больше

Современный мир характеризуется наличием нескольких ключевых центров мировой экономики и политики, взаимодействие между которыми определяет картину нашего общего настоящего и контуры нашего общего будущего. В этой связи необходимо признать за Азиатско-Тихоокеанским регионом (АТР) роль одного из «моторов» мирового развития.


Возрастание значения АТР для всей архитектуры международных отношений настоятельно диктует нашей стране необходимость сверхактивных опережающих действий в формировании современной социальной среды на Дальнем Востоке. Ее характерными чертами должны стать передовые технологии производства и эффективные способы организации ежедневной жизни человека.

Важнейшей целью деятельности на Дальнем Востоке должно стать достижение освоенности территории. Под «освоенностью» следует понимать устойчивую заселенность – наличие постоянного населения, связывающего свою жизнь и жизнь своих детей с регионом. Между тем не секрет, что сегодня ДВФО является территорией с отрицательным сальдо миграции, что свидетельствует о непривлекательности региона даже для тех, кто живет здесь. Конечно же, именно это обстоятельство также определяет результаты программ по переселению на Дальний Восток, далекие от ожидаемых.

Поэтому сегодня Россия вновь должна идти на Дальний Восток, фактически формируя новую концепцию освоения его экономического пространства. Реализация двух предыдущих концепций (назову их довольно условно – «досоветской» и «советской») фактически не увенчалась успехом. Первая из них фактически не привела к заметным экономическим результатам. Вторая, наглядно продемонстрировав хозяйственные возможности макрорегиона, показала хрупкость созданной здесь производственной и социальной инфраструктуры, крушение которой привело к «западному миграционному дрейфу».

Многое уже сделано. Действуют новые, специфически «дальневосточные» органы государственного управления, приняты и исполняются 32 новых федеральных закона и более 170 нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации. Бюджетные вложения, например, в инфраструктуру, с 2015 года составили 32,3 млрд рублей, в то же время частные инвесторы вложили 231,3 млрд рублей. В совокупности это 7,2 рубля частных инвестиций на 1 рубль государственных вложений. Тем не менее люди уезжают… Заселенность макрорегиона ослабевает…

На создание новой концепции и на ее реализацию у нас совсем немного времени, учитывая темпы развития наших соседей и партнеров по АТР и формируемые ими модели экономического развития. Поэтому в условиях современного дефицита времени, финансовых и человеческих ресурсов на первые план выходит необходимость таких управленческих решений, которые позволяли бы концентрировать силы и средства на важнейших направлениях движения.

Выстраивание иерархии целей, формирование и реализация форм и методов дальневосточной политики настоятельно требует единства управления, подходов, инструментария. В этой связи решение Президента В.В. Путина о разработке Национальной программы развития Дальнего Востока России на период до 2025 г. с перспективой до 2035 г., безусловно, актуально и по времени появления, и по формулировке задач. Думается, что фактически речь идет о «дальневосточном варианте» майского указа Президента № 204.

Все реализованные на Дальнем Востоке модели освоения характеризовались тем, что государство играло или роль превалирующую, или оно лишь было единственным «двигателем» освоения. Нет сомнения и в том, что сегодня модератором процессов нового освоения дальневосточного макрорегиона должно быть именно государство. Причем с сильными плановыми полномочиями. Через прямое использование бюджетных ресурсов, через использование возможностей госкомпаний… Бизнес, как думается, по крайней мере в среднесрочной перспективе будет играть в процессах освоения роль вспомогательную, производную от результатов деятельности структур государственных. Уверен в том, что именно государство как своеобразный ледокол должно расчищать пути для бизнеса, создавать условия для его продвижения на территории от Владивостока до Индигирки.

Замечу попутно, что дальневосточный бизнес, особенно массовый (мелкий и средний), необходимо как можно скорее освободить от выполнения фактически государственных полномочий – обеспечения государственных гарантий работникам. Оплаты проезда в отпуск каждые два года, например… Ведь когда государство предписывает авиакомпаниям полеты на Дальний Восток, не вполне выгодные авиаторам, оно субсидирует такие перевозки. Эти же принципы надо распространить на дальневосточный бизнес.

Конечно, основные целевые показатели Национальной программы развития Дальнего Востока будут выстраиваться в контексте 12 национальных проектов, обозначенных в Указе Президента РФ от 7 мая 2018 года. Этим будет обеспечиваться единство подходов в развитии России в целом. Тем не менее среди важнейших, ключевых звеньев, потянув за которые можно успешно начать создавать условия для достижения освоенности Дальнего Востока, я бы обозначил следующие.

Институциональные. Выскажу уверенность в том, что необходимо значительное усиление плановых начал в государственной политике на Дальнем Востоке. Крайне важно достижение строгой и безусловной координированности действий федеральных министерств и ведомств, органов власти субъектов ДВФО, четкое администрирование целевых бюджетных финансовых потоков. Я бы даже предположил создание условного «дальневосточного Госплана»… При такой централизации обязательно исчезнет ситуация, которую зачастую можно видеть: вроде бы каждое ведомство своих ведомственных целей достигает, а в совокупности планируемый результат остается невыполненным… Люди уезжают…

Обязательно надо построить систему единоначалия в управлении государственным сектором социально-экономического развития Дальнего Востока. Это должен быть эффективный и «заземлённый» здесь орган управления. А рядом с ним, следуя за ним, должны действовать структуры, привлекающие в макрорегион частные инвестиции (они сегодня уже действуют). Убежден в том, что результативность такой системы единоначалия станет дополнительным привлекательным фактором для частного бизнеса.

Содержательные. Единоначалие в управлении развитием дальневосточными территориями позволит концентрировать ресурсы на решении важнейших, по моему мнению, задач.

Первое. Интенсивное развитие строительной отрасли и разворачивание широкомасштабного строительства. Строительства транспортного, жилищного…

Именно строительство современных авто- и железных дорог, с моей точки зрения, должно стать основным драйвером развития Дальнего Востока. Создание наземной транспортной инфраструктуры существенно снизит логистические издержки развития экономики здесь. При этом я уверен, что только государству под силу осуществить такое масштабное строительство, тем более, что фактически эти дороги станут своеобразными «артериями», по которым «потекут» не только грузы, но и капиталы[1].

Бизнес будет конкурировать за право войти в «потоки», текущие по этим «артериям». Естественно, что строить и реконструировать надо и аэропорты, и морские порты, и грузовые терминалы… Но это – задача государства!

Как собственно и интенсификация жилищного строительства, и переселение жителей из ветхого и аварийного жилья [2]. И здесь тоже именно государство может «толкнуть», по моему мнению, ситуацию в положительную сторону. А потом и бизнес подхватит!

Второе. Приоритетное развитие образования. Общего и профессионального. Острая нехватка квалифицированных кадров сегодня – это половина проблемы. Другая состоит в том, что и имеющиеся кадры стареют, переезжают… А адекватной замены не происходит. Значит, надо не только использовать все способы для закрепления молодежи на Дальнем Востоке, но и привлекать сюда абитуриентов из других регионов. Через льготы, преференции, через увеличение количества бюджетных мест в дальневосточных вузах и ссузах по актуальным для ДВФО специальностям, через существенные вложения в развитие материально-технической и учебно-лабораторной базы здесь, через специальные меры по привлечению наиболее квалифицированных преподавательских и учительских кадров… Это может сделать только государство. Бизнес в этом деле – младший партнер.

Третье. Здравоохранение. В этой сфере сделано уже много, но уровень заболеваемости и смертности населения на Дальнем Востоке свидетельствует, что еще очень большой путь впереди [3]. Нужен качественный рывок в этой области: в строительстве медицинских учреждений различного уровня, обеспечении их квалифицированными кадрами и оборудованием.

И, наконец, последнее. Четвертое. И те направления, которые я выше перечислил, и другие направления развития нашего Дальнего Востока в современных условиях не могут быть реализованы без централизованных и плановых государственных мероприятий цифровизации нашей жизни. Интернет и цифровые сервисы должны стать обыкновением, а не далекой и дорогой для конечного потребителя мечтой. Бизнес, конечно, может здесь помочь, но лишь, как я думаю, на твердой платформе сделанного государством задела.

Вот, с моей точки зрения, те основные «звенья», за которые надо тянуть государству, чтобы начать коренные преобразования в жизни Дальнего Востока. Четкое планирование, необходимое финансирование и жесткий контроль исполнения. Уверен в том, что при заметном увеличении роли государства в развитии дальневосточного региона, при заметном росте плановости этого процессов здесь, на западной границе АТР, могут произойти тектонические сдвиги.


[1] На Дальнем Востоке всего 23 % дорог обладают асфальтовым покрытием (в России – 44 %), доля дорог с усовершенствованным твердым покрытием здесь в 2 раза ниже, чем в среднем по стране — 34,6% (по РФ – 62,4%). Большая часть автодорог в округе (77%) являются грунтовыми и сезонными (по РФ 31,9%), что создает проблему запыленности в весенне-летне-осенний период эксплуатации. Железнодорожная сеть также значительно уступает в развитии другим территориям России.

[2] Объем строительства жилых домов в здесь в 2017 г. сократился на 10 % (по России – на 1,2%). Удельный вес ветхого и аварийного жилищного фонда в общей площади всего жилищного фонда составил 6%, что выше среднероссийского уровня в 2,5 раза.

[3] Смертность населения в трудоспособном возрасте (589,3 чел. на 100 тыс. населения против 484,5 по России;