Блоги сенаторов

Все записи блога Казаковцев Олег Александрович Казаковцев
Олег Александрович
Член Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре

К нашей общей истории нужно относиться с уважением

1 декабря 2016 года Президент Российской Федерации В.В.Путин обратился с традиционным ежегодным посланием Федеральному Собранию Российской Федерации. Это обращение вызвало значительную реакцию, как в нашей стране, так и за ее пределами.

В блоге «Эхо Москвы» от 5 декабря Г. Явлинский высказал свое отношение к посланию Президента России. Мнения других людей всегда интересны, тем более одного из лидеров так называемой внесистемной нашей оппозиции. Однако на фоне разнообразия откликов, его рассуждения, к сожалению, поразили не оригинальностью, а тем, что дореволюционная русская интеллигенция называла пошлостью, утомляющей банальностью, замешанной на пафосе.

В манере напоминающей легкое скольжение фигуристки, Г.Явлинский снисходительно отметил «незамысловатость философии» послания. А затем обратился к тому, что задело и глубоко возмутило его душу:«Но несколько знаковых тезисов лично от президента все же прозвучали. Например, докладчик вспомнил о величайшей российской катастрофе — насильственном государственном перевороте в октябре 1917 года, следствием которого стала гражданская война, массовый террор и, в конечном счете, распад страны».

Г.Явлинский имел в виду следующий фрагмент выступления В.В.Путина:«Мы хорошо знаем, какие последствия несут так называемые великие потрясения. К сожалению, в нашей стране в минувшем веке их было много.

Наступающий, 2017 год – год столетия Февральской и Октябрьской революций. Это весомый повод ещё раз обратиться к причинам и самой природе революций в России. Не только для историков, учёных – российское общество нуждается в объективном, честном, глубоком анализе этих событий.

Это наша общая история, и относиться к ней нужно с уважением». Путин подчеркнул далее:«Недопустимо тащить расколы, злобу, обиды и ожесточение прошлого в нашу сегодняшнюю жизнь, в собственных политических и других интересах спекулировать на трагедиях, которые коснулись практически каждой семьи в России, по какую бы сторону баррикад ни оказались тогда наши предки. Давайте будем помнить: мы единый народ, мы один народ, и Россия у нас одна».

Именно этот ясный и понятный фрагмент выступления В.В.Путина возмутил Г. Явлинского: «Вместо того чтобы к столетию одной из наиболее страшных трагедий ХХ века исторически честно и непротиворечиво оценить эти события, объяснить их, открыть дорогу в будущее, к новому современному государству или хотя бы попытаться подвести черту под смутным временем, стоившим России десятков миллионов жизней и исковерканных судеб, Путин, по существу, призвал снова уйти от этой темы.

Такое странная реакция на первый взгляд создает впечатление, что Явлинский из‑за занятости глубоко не вникал в послание Путина.

Отсюда и его бессодержательное жонглирование понятиями. Что, например, значит «исторически честно и непротиворечиво оценить эти события?» А как быть тогда, когда само исторические явления по своей природе противоречиво? Как оценить, кто больше любил Россию — генералы и офицеры бывшей царской армии, почти половина которых служили в Красной Армии или их старые боевые товарищи, сражавшие в армиях Деникина или Колчака? Как оценить вообще ту ожесточенную борьбу за то, что каждый ее участник считал своим законным правом и своей правдой, которая безжалостно уносила жизни людей, оборачиваясь трагедиями отдельного человека и целых семей по ту и другую стороны?

 Вместо четкости и ясности мысли – какой‑то сумбурный поток сознания с нарастающей патетикой. Попробуйте понять, что хотел сказать Явлинский: «Не знаю о примирении кого и с кем в нынешних условиях говорит президент, но примирение возможно только на какой‑то основе. Если нет правды и честности в оценках и анализе, если нет смелости смотреть в глаза истории собственной страны, то нет и содержательной основы для примирения».

У него все получается «непротиворечиво» и незатейливо просто. Он по своему усмотрению объединяет вместе совершенно различные по своей природе общественные явления, произвольно оперирует причинно-следственными связями.

Первый взгляд, действительно, обманчив. Все это оказывается необходимо для того, чтобы в итоге предстала строго прямолинейная схема неприглядного развития страны. «Огромная страна управлялась с помощью лжи, террора и страха. Власть в России после 1917 года никогда не была легитимной, народной — она была страшной для людей, но очень боялась и себя самой, своей реальной истории. Такой и остается по сей день — системой, в которой каждый должен постоянно чувствовать себя виновным перед ней: раньше — как «враг народа», сегодня — как «коррупционер» или «непатриот». (Да, картина хуже дантовского ада!.Можно только удивляться, каким чудом выжил сам Григорий Алексеевич!)

Нетерпящая возражений категоричность такого осмысления нашей истории поражает, словно перед тобой какой‑то средневековый монах-доминиканец, одержимый борьбой с ересями и кознями дьявола, а не профессор, не политик, претендовавший на пост Президента России,

Здесь, нам, наконец, открывается основная причина, вызвавшая нападки Г.Явлинского. Ведь вопрос оценки Октябрьской революции, как мы видим, он уже решил «честно и непротиворечиво» и «подвел черту», превратив октябрьские события 17 года в отправную точку в его схеме, а саму схему – в политический инструмент. Не доставало одного, чтобы, так сказать, ее освятил Президент России.

А вместо этого Путин глубоко «копнул»: российскому обществу необходим глубокий, объективный анализ природы и причин революции и вообще нашей истории.

Постановка такой задачи прямо расходится с логикой намерений и действий Г. Явлинского. Ему уже никакого больше анализа не нужно. А в реализации инициативы В.В. Путина таится несомненная опасность для довольно примитивной и вульгарной трактовке Явлинским истории нашей страны, а, значит, для его политической перспективы.

Но такой анализ жизненно необходим нашему обществу, всем его членам, чтобы на его основе оно могло извлечь, осознать и вынести, может быть, болезненные, но важные уроки для укрепления общественного, политического, гражданского согласия в конечном счете, стабильности общества, как непременного условия его движения вперед.

Накопленный тысячелетиями опыт человечества предлагает в подобных случаях проверенную альтернативу. Либо события надо терпеливо изучать, думать и всесторонне осмысливать всю их противоречивость, либо воспользоваться классическим инструментом как «прокрустово ложе». Что не укладывается – отсечь, что маловато – растянуть. К счастью, в нашем обществе постепенно крепнет иммунитет к этому средству — собственный горький опыт научил.

Правильность и надежность первого пути убедительно подтверждает и опыт Франции, отношение ее народа к Французской революции 1789 года.

Ожесточенные баталии и жаркие споры сторонников и противников Французской революции 1789 года не утихали на протяжении всего Х1Х века и перетекли в ХХ век. Их участники, оценивая ее и отстаивая правоту своих позиции, не оглядывались на королей и президентов, а, роясь в архивах, изучали и выносили на суд общественности свои научные труды. Так.известный французский историк И Тэн написал несколько томов истории французской революции, доказывая свою позицию, а его коллега-соотечественник А.Олар путем скрупулезного анализа всех архивных источников, использованных И.Тэном, опроверг его точку зрения, написав фундаментальный труд по истории французской революции.

И сегодня, двести лет спустя, во Франции продолжается этот процесс. Существует ряд обществ по изучению не только революции в целом, но и отдельных ее вождей, в том числе и остающейся сегодня одной из самых спорных фигур французской революции М. Робеспьера. Тем не менее в 2011 году правительство Франции выделило необходимые средства из государственного бюджета на покупку выставленных на аукционе Сотбис рукописей М.Робеспьера, как объекта национального достояния, чтобы они не ушли за границу.

Так шаг за шагом французское общество пришло к примирению и согласию в отношении этой жестокой, беспощадной и кровопролитной революции и ее деятелей,

В национальном сознании нашлось место практически всем,Во Франции отмечены памятниками, бюстами, улицами, мемориальными досками и станциями метро все крупные персонажи той бурной эпохи, хотя казалось бы практически у всех фигурантов руки по локоть в крови. А Наполеон, который сжег Москву и потерял почти всю свою армию в русской походе, удостоен отдельной гробницы прямо в центре Парижа в доме Инвалидов.

Революция 1789 года во французском самосознании по сей день занимает выдающееся место…

Это очень поучительный для нас пример отношения к своей истории.