Блоги сенаторов

Все записи блога Лисовский Сергей Федорович Лисовский
Сергей Федорович
Первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию

О Нобелевских лауреатах и российской академической науке

Очень важно обратить внимание общества на то, что российского ученого, Россию лишили Нобелевской премии. Буквально недавно прозвучало сообщение о присуждении Нобелевской премии по физике за 2016 год американцам Таулессу, Данкану Холдейну, Майклу Костерлицу за теоретическое открытие топологических фазовых переходов и топологических фаз материй.


Возникает вопрос, насколько этично было вручение этой премии, потому что уже более полувека данное фазовое явление называется явлением Березинского – Костерлица – Таулесса. Наш, российский ученый еще в 1970 году опубликовал эту работу, за три года до того, как американские ученые (причем среди них не было Холдейна, были только два – Таулесс и Костерлиц) опубликовали свою работу. К сожалению, никто ни из нашей академии наук, ни из ФАНО об этом не вспомнил и не отдал дань памяти и уважения великому ученому, которому, по сути, была присуждена Нобелевская премия.

Автор этих строк знаком с проблемой не понаслышке, ибо мой отец в составе группы ученых из Института радиотехники и электроники АН СССР в 1984 г. опубликовал работу о теоретическом и экспериментальном исследовании фазовых переходов Березинского-Костерлица-Таулесса (именно так они назывались в то время; сокращенно – фазовые переходы БКТ) в квазидвумерных доменных массивах в магнитных пленках.

С той поры по данной проблеме было опубликовано огромное количество научных работ, и практически во всех использовались термины «переходы и фазы Березинского-Костерлица-Таулесса», или «переходы и фазы БКТ»; эти термины прочно вошли в физические энциклопедии, терминологические справочники и научно-технические словари, хотя наши «высоконравственные» зарубежные коллеги предпочитают (в нарушение общепринятого перечисления соавторов по хронологии приоритетных публикаций) использовать термины «переходы и фазы Костерлица-Таулесса» (жирным шрифтом), и далее – полное название, обычным шрифтом, а то и в скобочках. Мы же, «безнравственные» россияне, продолжаем соблюдать не модные в настоящее время моральные принципы.

Так, в томе 5 «Физической энциклопедии» (под. ред. нобелевского лауреата акад. Прохорова А.М., изд-во «Большая российская энциклопедия», Москва, 1998 г. ) на стр. 142–143 читаем:

«Топологический фазовый переход (переход Березинского-Костерлица-Таулесса, переход Костерлица-Таулесса) фазовый переход в некоторых… физических системах между высокотемпературной и низкотемпературной фазами, которые ……различаются видом пространственной корреляционной функции: в высокотемпературной фазе эта зависимость имеет вид экспоненциального спадания, а в низкотемпературной – степенного».

В словаре же «McGraw-Hill Dictionary of Scientific & Technical Terms», 6-th edition, by McGraw-Hill Companies, (2003} находим следующее определение :

«The Kosterlitz-Thouless transition, or Berezinsky-Kosterlitz-Thouless transition, is a special transition ….in 2 spatial dimensions ….»

Нелишне будет и упомянуть вышедший недавно на западе обзор «40 лет теории Березинского-Костерлица-Таулесса»: J.V. Jose, 40 Years of Berezinskii–Kosterlitz–Thouless Theory, World Scientific, 2013, ISBN 978–981–4417–65–5. Обратите внимание на то, что 40 лет отсчитывается не от даты публикации пионерской работы Березинского, а от даты публикации работы Костерлица и Таулесса. И вот теперь по прошествии этих 40 лет, по‑видимому, сообразно с пожеланиями вашингтонского обкома партии, Нобелевский комитет заявил, что Березинский, поскольку он скончался в 1980 г., никакого отношения не имеет ни к переходам Березинского-Костерлица-Таулесса ни к фазам Березинского-Костерлица-Таулесса.

Очевидно, следующая нобелевская премия будет присуждена «Usa-one-son»-у, «Usa-two-son»-у и «Usa-three-son»-у за открытие закона всемирного тяготения (Ньютон‑то ведь умер), а еще через год — «Usa-four-son»-у, «Usa-five-son»-у и «Usa-six-son»-у за разработку уравнений электродинамики (Максвелл‑то ведь тоже умер), и т. д.

А Соединенные Штаты Америки в результате очередного «беспристрастного» отбора приобрели сразу трех новоиспеченных нобелевских лауреатов. Все делается по одной и той же схеме: желательно, чтобы все нобелевские лауреаты были гражданами США, если же премия присуждается не гражданину США, то к нему обязательно пристегивают американских ученых (одного или двух, смотря по обстоятельствам).

Впрочем, удивляться тут нечему, если вспомнить многолетнюю мышиную возню вокруг присуждения нобелевской премии П.Л. Капице. Уж очень не хотелось Нобелевскому комитету давать премию одному ученому, и тем более – русскому. И все надеялись, на то, что Петр Леонидович не бессмертен. В конце концов пришлось дать, но двух американцев (за работы по совершенно другой тематике) все‑таки пристегнули.

Хочу обратить внимание и на состояние нашей науки. Когда ФАНО рассылает циркуляры об оценке деятельности фундаментальных научных исследований исходя из публикаций и умноженное или деленное на рейтинг данного издания в средствах массовой информации – это выглядит просто издевательством. У нас здесь отчитывались академики, представители ФАНО – вроде бы всё красиво, но на самом деле реалий фундаментальной науки в России всё меньше, меньше и меньше. Поэтому у меня просьба все‑таки еще раз заслушать нашу академию наук, ФАНО о том, как будет развиваться наука, и решить, каким образом мы будем оценивать деятельность наших ученых и результаты их деятельности.