Блоги сенаторов

Все записи блога Федоров Николай Васильевич Федоров
Николай Васильевич
Первый заместитель Председателя Совета Федерации

Прежде всего — не навредить

Если ввести в окно поисковой системы Яндекс слово из трех букв «ГМО», мы получим два миллиона ответов. Генетически модифицированные организмы и всё, что с ними связано, до сих пор вызывают у ученых и широкой общественности массу откликов – от позитивных до отрицательных. Мне во время работы на посту главы федерального аграрного ведомства не раз приходилось участвовать в жарких дискуссиях по поводу ГМО. Споры до сих пор не утихают, в СМИ появляются различные публикации с прямо противоположными мнениями. В связи с этим и возникла необходимость поделиться некоторыми соображениями.

Давайте положим на одну чашу весов аргументы «за», а на другую – «против». Так, сторонники широкого коммерческого использования ГМО полагают, что благодаря генетически измененным агрокультурам, дающим более высокие урожаи, в мире будет решена проблема голода. Тон здесь задает Monsanto – владелец около 90 процентов международных патентов на ГМ-семена, одна из крупнейших компаний США, которая, как утверждает ряд источников, давно и плодотворно сотрудничает с американским правительством и ЦРУ. Кстати, названная фирма, столь обеспокоенная сегодня мировыми гуманитарными проблемами, в 60-х годах XX века производила печально известный «Agent Orange», применявшийся вооруженными силами США в ходе войны во Вьетнаме для уничтожения растительности джунглей. Итог операции известен. По данным Вьетнамского общества пострадавших от диоксина, жертвами химиката стали миллионы вьетнамцев. Но это уже другая история…

«Множественное сравнение данных опубликованных исследований не обнаружило доказательств вреда ГМО», — считают российские ученые из Института проблем передачи информации Александр Панчин и Александр Тужиков. Средства массовой информации цитируют мнение, что «ГМО — это биотехнология, подсмотренная у природы». Симптоматично, что число публикаций «за ГМО» в последнее время выросло. Причина первая: скоро в Государственной Думе во втором чтении будет рассмотрен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования государственного регулирования в области генно-инженерной деятельности».

Законопроектом, принятом в первом чтении, устанавливается запрет на выращивание и разведение генно-инженерно-модифицированных растений и животных на территории Российской Федерации, за исключением их использования для проведения экспертиз и научно-исследовательских работ.

Законопроект предусматривает распространение на импортеров соответствующих организмов и продукции обязанности по прохождению необходимых регистрационных процедур, а также наделяет Правительство Российской Федерации правом запрещать ввоз в Российскую Федерацию указанных организмов и продукции по результатам мониторинга.

Но заставляет задуматься один примечательный факт: в подготовленный ко второму чтению законопроект внесена весьма существенная поправка. В отличие от первоначальной редакции новая разрешает выращивание и разведение растений и животных, генетическая программа которых изменена с использованием методов генной инженерии, зарегистрированных в установленном порядке, или срок государственной регистрации которых не истек.

Цицерон говорил, что легендарный римский законодатель Луций Кассий Лонгин Равилла, заседая в суде, часто спрашивал: «Cui bono? Cui prodest?». Сравнивая редакции законопроектов, хочется задать те же самые вопросы: «Кому это выгодно? Кто от этого выиграет?». Может быть, тем, кто получает солидные американские гранты на исследовательскую и просветительскую работу по продвижению ГМ-культур? Кстати, Конгресс США недавно выделил на эти цели миллиард долларов. Не хочется верить, но вторая причина активизации сторонников коммерциализации ГМО, возможно, кроется в этом.

Предложение внести в законопроект столь кардинальные коррективы содержится в экспертном заключении, подписанном председателем комиссии Российской академии наук по генно-инженерной деятельности, академиком РАН Михаилом Кирпичниковым. «Особо необходимо отметить, что распространение технологий генной инженерии остановить практически невозможно. Географические соседи России (Китай, страны Европейского Союза, Украина, Беларусь) или уже осуществили допуск генно-инженерно-модифицированных растений в сельскохозяйственное производство, или стремятся к этому», – сетует маститый ученый.

Что касается Украины, то в этой стране Monsanto, DuPont и другие американские промышленные гиганты уже, похоже, чувствуют себя полными хозяевами и строят далеко идущие планы. Ведь Россия – совсем рядом. А в других перечисленных выше государствах ситуация не такая однозначная, как утверждает уважаемый академик.

Хотелось бы также заметить, что в законопроекте и речи нет о полном отказе от ГМО. Уверен: исследования в области генно-инженерной деятельности необходимо продолжать. Более того — активизировать работу, чтобы в результате как можно скорее получить точный и достоверный ответ на вопрос: безопасно использование ГМО для здоровья человека и окружающей среды? Или все‑таки нет?

На сегодняшний день, по мнению целого ряда представителей научного и экспертного сообщества, существуют, в частности, следующие экологические риски:

— снижение популяционного разнообразия традиционных (эндемичных) сортов растений и пород животных;

— сокращение видового разнообразия;

— неконтролируемый перенос генов может формировать образование монокультур и появление устойчивых к пестицидам «суперсорняков»;

— образование в результате популяционно-генетических и микроэволюционных процессов резистентных форм живых организмов может привести к увеличению числа используемых химических реагентов широкого спектра действия, что повлечет за собой обеднение видового состава полезной флоры и фауны и разрушение агробиоценозов;

— истощение и нарушение естественного плодородия почв.

Важно отметить, что коммерческое использование модифицированных организмов в сельскохозяйственном производстве может поставить отечественный АПК в зависимость от деятельности транснациональных компаний, производящих ГМ-семена. А это уже прямая угроза продовольственной безопасности страны. Кроме того, сегодня российские аграрии известны в мире именно как производители органической продукции, что привлекает импортеров. В результате же коммерциализации ГМО мы можем серьезно ослабить свое положение на мировом рынке сельхозпродукции, что больно ударит по отечественному агропромышленному комплексу.

Убежден, что у органического сельского хозяйства большое будущее. И в этом сегменте Россия, у которой нет никакого дефицита ни земель сельскохозяйственного назначения, ни пресной воды, может и должна занять лидирующие позиции. Альтернативой получения ГМ-семян и животных должно стать развитие традиционной селекции, семеноводства и племенного дела с использованием геномных технологий. Что же касается выращивания и разведения генно-инженерно-модифицированных растений и животных, то здесь нужны взвешенные, продуманные решения, основанные на научно обоснованных оценках и тщательно выверенных результатах исследований. Потому что здоровье людей и безопасность окружающей среды – это высшие ценности.

И как тут не вспомнить один из заветов отца врачебного искусства Гиппократа: «Прежде всего – не навредить!»