Блоги сенаторов

Все записи блога Косачев Константин Иосифович Косачев
Константин Иосифович
Председатель Комитета Совета Федерации по международным делам

Ядерное нераспространение – есть ли пространство для парламентской дипломатии?

После месяца напряженной работы завершилась IX Конференция по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). В Нью-Йорке впервые за пять лет собрались вместе 162 государства-участника Договора, а 115 межправительственных и неправительственных организаций были представлены наблюдателями.

Ключевым вопросом стал предложенный российской делегацией рабочий документ относительно Конференции по созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия и всех других видов оружия массового уничтожения (ЗСОМУ). В нашей инициативе, собственно говоря, не было ничего революционного — еще в 1995 году на эту тему уже принималась отдельная резолюция. Но ее выполнение с тех пор осознанно заматывалось. И сейчас история повторилась. Несмотря на то, что российский проект учитывал различные, даже антагонистичные взгляды заинтересованных сторон, итоговый документ принять не удалось – прежде всего, из‑за блокирующей позиции США, Великобритании и Канады. И это, конечно же, не самая радостная новость с учетом столь длительной совместной работы и затраченных усилий, в частности, с российской стороны.

Однако я бы не считал конференцию провалом. Прежде всего, потому, что позиция России получила весьма широкую поддержку значимых международных и региональных игроков – под итоговым текстом, представленным председательствовавшим на конференции постпредом Алжира при ООН, были готовы подписаться все остальные участники, кроме упомянутой тройки. А потому перспективы для дальнейшей работы налицо. Кроме того, практически все участники придерживались достаточно твердой позиции в отношении важности ДНЯО как одного из столпов глобальной стратегической стабильности. Рушить его – тем более, в условиях кризисных явлений в международной системе и на Ближнем Востоке, в частности – было бы просто самоубийством.

Не секрет, что за нежеланием трех англосаксонских государств кроются интересы Израиля, который, хотя и не является участником ДНЯО (и официально не подтверждает наличие у него ядерного оружия, хотя многие убеждены, что оно у Тель-Авива есть), тем не менее, активно повлиял на исход конференции. Как заявил накануне голосования премьер-министр страны Биньямин Нетаньяху, в проекте итогового заявления не были учтены «интересы безопасности Израиля и угрозы, с которыми он сталкивается ввиду все более нестабильной ситуации на Ближнем Востоке». Не соглашусь. Уверен, что отсутствие работающих механизмов по контролю над ядерным оружием в регионе создаст гораздо больше угроз всем без исключения странам Ближнего Востока, чем продвижение той компромиссной модели, которую предложила Россия и одобрило подавляющее большинство делегаций в Нью-Йорке.

1 июня Комитет Совета Федерации по международным делам совместно с Комитетом Совета Федерации по обороне и безопасности планирует провести «круглый стол» на тему «Об итогах обзорной конференции по Договору о нераспространении ядерного оружия в контексте национальных интересов Российской Федерации». Надеемся услышать компетентное мнение представителей российской делегации на Конференции, коллег — сенаторов, депутатов и экспертов о том, как будет развиваться ситуация после Нью-Йорка, а главное — считать ли итоги конференции провалом, угрожающим глобальной безопасности, или еще одним трудным этапом на пути к успеху стратегии нераспространения. Иными словами — насколько на самом деле приемлем сейчас «плохой» результат, по той аналогии, что плохой мир – лучше войны? Сценариев тут может быть достаточно много. Однако мы хотели бы организовать этот «мозговой штурм», чтобы подумать, как России найти оптимальный алгоритм действий и не только предотвратить наихудшее развитие событий, но и продолжить ту мирную разоруженческую политику, которая позволяет сегодня поддерживать стратегический баланс в мире. Отдельная тема — есть ли потребность в обсуждении этой сложной, но очень важной темы на межпарламентском уровне — как минимум в режиме мониторинга участия государств в правовом обеспечении режима нераспространения, равно как и в наших прямых контактах с парламентариями из Израиля и США? Уверен, что есть и потребность, и пространство. Процесс ДНЯО в Нью-Йорке, конечно же, закончится не должен.