Блоги сенаторов

Все записи блога Косачев Константин Иосифович Косачев
Константин Иосифович
Председатель Комитета Совета Федерации по международным делам

Заметки на полях рижского саммита «Восточного партнерства»

В Риге завершается саммит так называемого «Восточного партнерства». Само это «партнерство» – чистой воды порождение логики сфер влияния. На днях «Гардиан» назвала «Восточное партнерство» «флагманской программой» по переманиванию шести бывших советских республик «из орбиты Москвы в объятия Брюсселя». Сам процесс в ЕС всегда рассматривали как игру с нулевой суммой – т. е. любая страна, «сорвавшаяся с еврокрючка», априори считается поражением Запада.


В Риге завершается саммит так называемого «Восточного партнерства». Само это «партнерство» – чистой воды порождение логики сфер влияния. На днях «Гардиан» назвала «Восточное партнерство» «флагманской программой» по переманиванию шести бывших советских республик «из орбиты Москвы в объятия Брюсселя». Сам процесс в ЕС всегда рассматривали как игру с нулевой суммой – т. е. любая страна, «сорвавшаяся с еврокрючка», априори считается поражением Запада.

Как известно, ровно эти самые обвинения традиционно выдвигались в адрес России – что она, мол, следует устаревшей идеологии сфер влияния. Кроме того, она почему‑то не понимает всех огромных преимуществ для себя, когда у очередных соседей при явной поддержке извне к власти приходят прозападные (они же, почему‑то, и антироссийские) силы и ведут свои страны в евро-атлантические структуры в ущерб связям с Россией.

За два месяца до саммита министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич заявил, что рижская встреча «Восточного партнерства» станет саммитом «военного времени», чем лишний раз подтвердил: похоже, выводы из украинской истории (или, точнее, трагедии) сделали еще не все. Хотя многие в эти дни, напротив, говорили о том, что саммит, дескать, проходит с оглядкой на Москву. Что обижало некоторых из участников, которым так и не дали не только четкой перспективы членства, но и гарантий введения безвизового режима. За этим также увидели «козни Москвы» и чрезмерные опасения Брюсселя по их поводу: «как бы чего не вышло…».

На самом деле, тут многое от лукавого. Судя по всему, уже не только на Украине, но и в ЕС кое‑кто научился сваливать свои проблемы на Россию. Ведь очевидно, что основная причина, по которой так тянут с безвизовым режимом для той же Украины – опасения перед неизбежным потоком мигрантов из этой охваченной кризисом страны. А отнюдь не страхи по поводу некой нервной российской реакции.

Ирония судьбы в том, что Евросоюзу было бы намного выгоднее дать безвизовый режим не Украине, а России. По той простой причине, что россияне едут в Европу С деньгами, а не ЗА деньгами. Тратить, обогащая местную туриндустрию, а не зарабатывать, усиливая нагрузку на местные рынки труда. Однако по сугубо политическим мотивам Брюсселю приходится сегодня давать нереалистичные обещания одним, и как‑то компенсировать своему турбизнесу неприезд других.

Заблуждаются те, кто считает необходимым проводить «саммиты войны», но отчасти и те, кто полагает, что главное – «не дразнить медведя». Речь вовсе не о том, чтобы не нервировать Россию – а то, дескать, введет куда‑то вежливых или невежливых людей. Просто надо послушать все, что мы говорили и накануне, и в разгар не только украинского, но и грузинского кризисов, и в процессе развития ситуации с Косово. И воспринять все буквально, без непременного поиска «истинного смысла» сказанного: «а чего на самом деле хочет Москва?».

Она хочет только того, о чем говорит. Поэтому она, в частности, предложила в 2008-м году на всеобщее обсуждение проект Договора о европейской безопасности. Поэтому она предлагала обсуждать украинский газовый транзит, а потом и последствия евроассоциации Украины в трехстороннем формате. Не из «имперскости» и не по логике «сфер влияния», а просто потому, что серьезные последствия наступают для трех, а не для двух сторон. Но все время мы слышали в ответ одни отказы: это – наше дело, а вы, мол – империалисты.

Однако это означает, что буквально все европейские тупики – это следствие евроснобизма. Поощряемого активной антиевропейской линией ряда государств (отчасти под влиянием не из Европы), у которых была единственная цель: не допустить сближения ЕС и России. Порой по самым банальным психологическим причинам – им просто хотелось ощущать себя больше европейцами, чем русские. Но не за счет реального «европейского» поведения – например, тщательного соблюдения международных конвенций о правах нацменьшинств – а по принципу: «мы – в клубе избранных, а Россия – нет». Во многом именно этот мотив вбили в голову и украинцам, творившим «евромайдан»: мы обойдем русских на повороте. Как обошли в свое время с вступлением в ВТО. На свою голову, можно сказать.

Когда читаешь, как министр иностранных дел соседней страны говорит: «от саммита в Риге моя страна ждет признания как европейского государства» — остается весьма и весьма печальное ощущение. Украина – многомиллионное европейское государство, уже четверть века живет самостоятельно, но все еще нуждается в чьих‑то подтверждениях своей «европейскости». Разумеется, во многом это все – последствия воздействия «мягкой силы» Запада, в том числе – активно поощрявшего эти комплексы национальной неполноценности, эту государственную инфантильность. Чтобы у миллионов людей возникало устойчивое убеждение: «без признания Запада мы – не Европа; без внешнего управления мы не решим наши проблемы; ассоциация – единственное спасение» и т. п. Как заявляет украинский министр: «нам срочно нужна действенная миссия ЕС на Украине, которая возьмет на себя ответственность. Она может нам помочь создать структуры, необходимые правовому государству, обеспечить стабильность в стране, провести свободные выборы» (http://inosmi.ru/world/20150521/228162292.html). Это уже – предельная стадия десуверенизации государства, но ведь это выдается за свободный и суверенный выбор! Воистину, на место порушенных памятников Ленину на Украине надо ставить памятники Оруэллу.