Блоги сенаторов

Все записи блога Климов Андрей Аркадьевич Климов
Андрей Аркадьевич
Член Комитета Совета Федерации по международным делам

Рога и копыта: 2.0

«Мы с коллегой прибыли из Берлина, об этом не рекомендуется говорить вслух…» — так начиналась очередная авантюра Остапа Бендера, выдававшего себя за представителя некого тайного «Союза Меча и Орала» в знаменитом романе И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев». Напомню, далее сын то ли лейтенанта Шмита, то ли турецко-подданного лихо обобрал излишне доверчивых обитателей провинциального городка Старгород, приговаривая: «Крепитесь, заграница нам поможет!»

Но литературные герои прошлого плавали мелко. Нынешние любители авантюр в стиле «заграница нам поможет» нисколько не преувеличивают. Заграница им‑то лично не просто помогает, но буквально за руку ведет до берлинского аэропорта и далее в Москву. Впрочем, между Остапом Ибрагимовичем и подлинными иностранными ставленниками/агентами дня сегодняшнего общим является не только берлинский контекст. Многие из них, подобно гражданину Бендеру, активно эксплуатировали тему коррупции. Только жулик Остап под крышей фирмы «Рога и копыта», а нынешние эмиссары «оттуда» – через как бы некоммерческие структуры «по борьбе» с той самой коррупцией.

Отличались и схемы деятельности. Вымышленный советскими сатириками Остап досконально собирал улики, шантажируя конкретного казнокрада с целью получения именно с него отступных на жизнь в заокеанском Рио‑де-Жанейро. У нынешних комбинаторов, судя по всему, «борьба» сводится обычно к сбору средств с доверчивых граждан либо хитроумных зарубежных спонсоров с последующим освоением финансов в интересах узкого круга лиц по предварительному сговору.

По замыслу Ильфа и Петрова, их Бендер особым патриотизмом не отличался, но и страну свою публично не хулил, басурманских и т. п. санкций на Россию не накликивал, не хамил ветеранам, в целом чтил уголовный кодекс и совершенно точно не претендовал на кабинет в Кремле. Одним словом, был эдаким миловидным жуликом, никогда особо не скрывавшим свою истинную любовь – любовь к денежным знакам.

Могут спросить, не на Навального ли намекает автор? Дело не в фамилии. Хотя схожести у не раз осужденного по криминальным статьям гражданина Навального А.А. и вышеназванного литературного персонажа, по моему, есть. Зато масштаб и претензии Навального белыми штанами на бразильском пляже явно не ограничиваются.

В любом случае, находясь в местах не столь отдаленных, Алексею Анатольевичу с такого рода амбициями похоже не развернуться.

Полагаю, кураторы соответствующих фигурантов уже ищут им подходящую замену. Навальный для подобных внешних наставников/вербовщиков, по‑моему, особого интереса уже не представляет. Еще немного пошумят-пошумят и спишут куда‑нибудь, как списывали не раз прежних мечтателей порулить Россией без согласия очевидного большинства нашего многонационального народа.

Однако вернемся к началу этого текста – к «Рогам и копытам».

Не знаю, чем руководствовались Ильф и Петров, изначально остановившись на таком названии для подставной фирмы Бендера. Вряд ли дело было лишь в том, что Остап маскировал шантаж советского миллионера под заготовку несъедобных частей съедобных животных. Есть, согласитесь, в сочетании слов рога и копыта что‑то от чертей, бесовское что‑то.

Кстати, о бесах. Ровно 150 лет назад Ф. Достоевский начал работу над одноименным романом. Он писал его в тревоге за молодое поколение россиян второй половины 19 века – разночинцев и представителей интеллигенции, втянутых в радикальные революционные течения, пришедшие к нам с «просвещенного Запада».

Увы, пророческие предостережения Федора Михайловича не смогли уберечь Россию от крутых исторических перемен 20 века с их революциями, братоубийственной гражданской войной, репрессиями, перестройками-перестрелками и почти полной потерей суверенитета Родины в лихие 1990-е. Именно об этом стоило бы задуматься тем, кто еще самозабвенно следует за проходимцами-эгоистами, норовящими передать по сходной для них цене судьбы нашей общей страны в чужие, заморские руки.