Все новости

АЛЕКСАНДР ТОРШИН ПРЕДСТАВИЛ ДОКЛАД ПАРЛАМЕНТСКОЙ КОМИССИИ ПО РАССЛЕДОВАНИЮ ПРИЧИН И ОБСТОЯТЕЛЬСТВ СОВЕРШЕНИЯ ТЕРАКТА В БЕСЛАНЕ В СЕНТЯБРЕ 2004 ГОДА

На заседании Совета Федерации представлен доклад Парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств совершения террористического акта в городе Беслане 1–3 сентября 2004 года. Доклад, заявил, выступая с трибуны пленарного заседания верхней палаты Федерального Собрания, заместитель Председателя СФ, глава Парламентской комиссии Александр Торшин, в четверг направлен Президенту РФ, Председателю Совета Федерации и Председателю Государственной Думы.

В своем выступлении он остановился на основных, принципиальных положениях этого документа.

Он, в частности, сказал:

В современной российской истории никогда еще не было террористических актов, сравнимых по жестокости и масштабам с бесланской трагедией. Из тысячи ста двадцати восьми захваченных террористами заложников в ходе контртеррористической операции было спасено 811 человек, среди которых 547 детей. К глубокому сожалению, 317 заложников погибли от рук террористов. Еще двоих жителей Беслана бандиты убили в момент захвата. При освобождении школы пали 10 бойцов спецназа ФСБ и двое сотрудников МЧС России.

«Мы скорбим вместе с родными и близкими погибших. Прошу почтить их память минутой молчания», — сказал А.Торшин.

Должен особо отметить, продолжал председатель Парламентской комиссии, что справедливое возмездие настигло всех организаторов и участников террористического акта в Беслане: ликвидированы одиозные главари террористического подполья, спланировавшие эту акцию – Масхадов и Басаев, Абу-Дзейт и Хашиев; уничтожен 31 террорист, захвативший школу. В живых остался один Н.Кулаев, который приговорен к пожизненному заключению.

«Невиданная жестокость террористов и масштабы трагедии определили необходимость сформировать для расследования причин и обстоятельств теракта Парламентскую комиссию, которая была создана по инициативе Председателя Совета Федерации Сергея Миронова 21 сентября 2004 года. В ее состав вошли представители Совета Федерации и Государственной Думы.

Комиссия приступила к работе сразу же после создания — в сентябре 2004 года и завершила свое расследование в декабре 2006 года. Представляемый сегодня Доклад комиссии – результат более чем двухлетней работы.

Нам были предоставлены самые широкие полномочия. Комиссия могла запрашивать и получать информацию от государственных органов и должностных лиц; приглашать на свои заседания представителей государственной власти. Мы получили доступ ко всем материалам официального следствия, результатам следственных экспериментов и экспертиз.

На вопросы Комиссии ответили и дали необходимые разъяснения Председатель и члены Правительства, руководители Генеральной прокуратуры, правоохранительных органов и спецслужб, руководство Республики Северная Осетия–Алания и Республики Ингушетия.

Комиссией были опрошены Михаил Фрадков, Александр Жуков, Николай Патрушев, Рашид Нургалиев, Игорь Иванов, Владимир Яковлев и Михаил Зурабов. Комиссия опросила также первого заместителя директора ФСБ России Проничева; заместителя директора ФСБ России Анисимова; начальника Центра специального назначения ФСБ России Тихонова; начальника Управления ФСБ России по Республике Северная Осетия – Алания Андреева;

первого заместителя руководителя Республиканской антитеррористической комиссии Республики Северная Осетия – Алания Цыбаня; министра внутренних дел Республики Северная Осетия – Алания Дзантиева; начальника Генерального штаба Вооруженных Сил РФ–первого заместителя министра обороны Балуевского; командующего 58-й армией Соболева; а также заместителей Генерального прокурора РФ Колесникова, Фридинского, Шепеля, Сыдорука; руководителя следственной группы Генеральной прокуратуры России Ткачева; следователя по особо важным делам Генеральной прокуратуры Солженицына;

начальника Государственного центрального аэромобильного спасательного отряда МЧС России Мингалеева; министра по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям Республики Северная Осетия – Алания Дзгоева; президента Республики Ингушетия Зязикова; президента Республики Северная Осетия – Алания Дзасохова; председателя Парламента Мамсурова; заместителя председателя Парламента Кесаева;

председателя Комитета по делам воинов-интернационалистов Аушева; президента «Нефтяной компании «Русснефть» Гуцериева; директора Московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Рошаля и других.

Случаев отказа от явки на заседания Комиссии не было.

Комиссия неоднократно выезжала в Беслан, в Республику Ингушетия, Чеченскую Республику и город Ростов-на-Дону. В ходе работы на местах были опрошены более 1000 участников и очевидцев трагедии.

Жителям Беслана Парламентская комиссия оказывала практическую помощь. По ее инициативе активизирована подготовка проекта распоряжения Правительства России о финансировании социально-экономического развития города Беслана и оказании помощи гражданам, пострадавшим в результате террористического акта. По просьбе родных и близких погибших, Комиссия добилась проведения повторных медицинских экспертиз для бесспорной идентификации жертв теракта.

В ходе расследования членами Комиссии были изучены более 200 томов уголовных дел и следственных материалов, просмотрены сотни часов видеозаписей. С 11 сентября 2004 года в Москве и Беслане работала телефонная «горячая линия», по которой в адрес Комиссии поступило более полутора тысяч звонков от граждан. Общий объем рабочих материалов Комиссии превышает 60 тысяч страниц.

За время работы проведено 40 брифингов с участием представителей российской и иностранной прессы. Более 3000 материалов, посвященных деятельности Комиссии, опубликовано только российскими СМИ.

В своем расследовании при подготовке выводов и рекомендаций Комиссия опиралась не только на показания бывших заложников, которые зачастую носят противоречивый характер. Для выяснения обстоятельств и причин трагедии активно использовались результаты многочисленных экспертиз, следственных экспериментов и другие материалы.

Парламентская комиссия благодарит всех, кто помогал расследованию. Без их помощи было бы невозможно воссоздать объективную картину трагических событий в Беслане 1–3 сентября 2004 года.

Парламентская комиссия, основываясь на показаниях свидетелей, документах и видеоматериалах, установила, что акция по захвату заложников 1 – 3 сентября 2004 года была тщательно спланирована главарями террористического подполья и готовилась задолго до ее осуществления. Организаторами террористического акта в Беслане были Масхадов, Басаев, Абу-Дзейт и Хашиев. Непосредственным исполнением теракта руководил Хучбаров (позывной – «Полковник»).

Захват школы изначально планировался как теракт-самоубийство. Это подтверждают многочисленные данные. В распоряжении Комиссии имеется видеозапись беседы Абу-Дзейта с Хучбаровым в лагере террористов. Во время инструктажа Абу-Дзейт задает ему прямой вопрос: «Ты скоро предстанешь перед Аллахом, готов ли ты?». И получает ответ: «Готов».

Готовность главаря подтверждают и рядовые участники банды. Террористы неоднократно говорили заложникам, что они пришли убивать и умереть сами.

В ходе суда над Кулаевым это подтвердили свидетели. Приведу лишь некоторые из их показаний:

заложница Дзапарова: «Боевики говорили, что здесь для вас «Норд-Оста» не будет, все должны умереть вместе с нами»;

заложница Гуриева: «Дети пытались общаться с боевиками. Они быстро узнали, кого как зовут и обращались: «Дядя Али, можно воды попить». Он к ним развернулся, и сказал: «Я не дядя, я бандит и пришел тебя убивать».

А.Торшин изложил последовательность событий:

В августе 2004 года была сформирована группа террористов в составе 34 человек (2 боевика остались в лагере для связи.

Буквально вчера из них была установлена личность одного. Это личный телохранитель Басаева Юнус Мациев по кличке Абу-Радий. Он объявлен в розыск, в ближайшее время ему будет заочно предъявлено обвинение.

Объектом нападения террористы определили школу №1 в городе Беслане Республики Северная Осетия-Алания. Дата акции — 1 сентября, День знаний.

С 25 по 31 августа 2004 года Хучбаров собирает участников банды в лесу у села Пседах Малгобекского района Ингушетии. На вооружении террористов — самодельные взрывные устройства, начиненные поражающими элементами и зажигательными смесями, выпрыгивающие противопехотные мины кругового поражения, реактивные гранатометы, ручные гранаты и стрелковое оружие, в том числе оснащенное подствольными гранатометами. Две участницы банды — Габурова и Натаева — носят так называемые «пояса смертниц». Бандиты тренировались и готовились к теракту 6 дней.

1 сентября в 9 часов 5 минут террористы внезапно въезжают во двор школы №1 города Беслана. Они прибывают на двух автомобилях — ГАЗ-66 и ВАЗ 2107, захваченном на трассе «Моздок-Хурикау» вместе с водителем – участковым инспектором Гуражевым.

Комиссия установила, что школа в момент нападения террористов практически не охранялась.

Стреляя из автоматического оружия, боевики окружают собравшихся во дворе людей, оттесняют их к стенам спортзала и окнам коридора, которые выходят на школьный двор, загоняют людей в здание школы. При захвате Хучбаров демонстративно расстреливает двух жителей Беслана — Гаппоева и Фраева. Всех заложников заставляют идти в спортивный зал школы.

Четкость действий бандитов указывает на отработанный сценарий. Террористы имеют при себе даже противогазы. Бандиты заставляют заложников вскрывать полы на первом этаже школы и выбивать оконные стекла – так они устраняют возможность штурма из подвальных помещений и применения газа.

В 9 часов 25 минут заложники находятся в спортивном зале. Люди сидят с поднятыми вверх руками, вплотную друг к другу. Многие теряют сознание. На глазах у детей расстрелян житель Беслана Бетрозов. Тело за ноги тащат через весь зал. Вскоре убит еще один заложник — Худалов.

Террористы баррикадируют окна и входы в спортзал. Живым щитом служат дети. Заложникам приказывают помогать минировать зал. По всему залу развешивают взрывные устройства.

В 9.35–9.40 информация о захвате поступает в МВД Республики Северная Осетия-Алания и ФСБ. В город направлен спецназ ФСБ, подразделения 58-армии.

В 10.30 в Беслан прибывают президент Республики Северная Осетия–Алания Дзасохов, председатель парламента Мамсуров, начальник республиканского управления ФСБ России Андреев, командующий 58-й армией Соболев, представители Федеральной службы охраны Российской Федерации, внутренних войск МВД России.

Узнав о теракте, Президент России Владимир Путин срочно вылетает в Москву. Президент Республики Северная Осетия–Алания Дзасохов докладывает ему об оперативной обстановке. Глава государства требует принять все возможные меры для сохранения жизни заложников и их освобождения мирным путем.

Прибыв в Москву, в аэропорту «Внуково-2» Президент России проводит экстренное совещание с участием Генерального прокурора Устинова, министра внутренних дел Нургалиева, директора ФСБ России Патрушева. После докладов Нургалиева и Патрушева о ситуации в Беслане Президент возлагает руководство контртеррористической операцией по освобождению заложников на ФСБ России.

В 11 часов оперативный штаб пытается связаться с террористами. Офицер ФСБ Зангионов и муфтий Республики Северная Осетия–Алания с белым флагом идут к школе. Террористы обстреливают их и вынуждают вернуться.

Позже боевики передают записку, в которой требуют для переговоров с ними Президента Республики Северная Осетия–Алания Дзасохова, Президента Республики Ингушетия Зязикова и детского врача Рошаля. Телефонный номер в записке указан неверно, поэтому сразу установить связь с террористами не удается.

Я хотел бы обратить ваше внимание на то, что оперативный штаб сделал основным направлением своей работы организацию и ведение переговоров с террористами, выполняя указание Президента России, однако террористы выдвинули требования только на второй день (в записке якобы от имени Басаева). При этом бандиты выдвигали заведомо невыполнимые политические требования.

Чтобы спасти заложников, и в первую очередь детей, штаб предлагает террористам разные варианты: обменять одних заложников на других, обеспечить безопасный выезд с крупной суммой денег, освободить из тюрем сообщников. Штаб предлагает привлечь к переговорам старейшин Чеченской Республики и Республики Ингушетия, арабские телеканалы «Аль-Алям» и «Аль-Джазира», но от общения с ними террористы отказываются. Бандиты не принимают для заложников еду, воду и медикаменты. Они цинично заявляют, что из солидарности с ними заложники добровольно объявили сухую голодовку.

Оперативный штаб пытается связаться с Масхадовым. К переговорам с его представителем Закаевым привлекаются Аушев и Дзасохов, на связь с Закаевым выходит известная журналистка Анна Политковская.

Я хотел бы подробнее остановиться на этом вопросе. Он активно используется для разного рода спекуляций. Наиболее радикальная версия – что якобы Масхадов готов был 3 сентября прибыть в Беслан для переговоров с террористами. На самом деле, факты свидетельствуют о прямо противоположном. Закаев обещает Оперативному штабу связаться с Масхадовым. Однако, по данным радиоперехвата, он, наоборот, делает все возможное для срыва переговоров. Вот фрагмент телефонной беседы Закаева с неким Билалом. Билал настаивает на том, чтобы Закаев поговорил с Масхадовым по поводу захвата школы. Масхадов в этом разговоре фигурирует под позывным «Отец».

Я цитирую ответ Закаева: «Отца» не связывай со мной ни в коем случае. Можно с близким ему человеком. «Отец» пока ни в ту, ни в другую сторону не должен говорить».

В результате, несмотря на неоднократные попытки переговорщиков установить с Масхадовым связь, этого так и не удалось, а сам он на связь не вышел.

На протяжении трех дней Оперативный штаб пытается путем переговоров освободить заложников. Все это время дети и взрослые остаются в школе без воды и пищи, их подвергают побоям и издевательствам. Приведу лишь несколько показаний:

заложница Бероева: «Я отправила своих детей в школу, моя дочь и двое внуков близнецов. … На второй день мои мальчики вышли в туалет, и Ходов увидев их, говорит: «Эти двое одинаковых, что здесь делают, надо одного убить».

Спустя некоторое время террористы выходят на связь с Оперативным штабом и сообщают, что расстреляли 10 и взорвали 20 заложников. В 17.00 они выбрасывают тела убитых из окна школы.

2 сентября 2004 года оперативный штаб добивается согласия террористов на переговоры с Аушевым. В школе террористы показывают ему из окна кабинета на втором этаже тела убитых мужчин-заложников. Хучбаров передает Аушеву записку, якобы от имени Басаева. Боевики требуют вывода Объединенной группировки войск из Чеченской Республики и признания независимости Ичкерии. В случае выполнения этого террористы обещают 10 лет перемирия и цинично предлагают взять на себя ответственность за взрывы жилых домов в Москве в 1999 году.

Бандиты отпускают вместе с Аушевым 26 заложников — матерей с детьми в возрасте до двух лет, которые мешают бандитам своим непрерывным плачем, и предварительно разрешают забрать тела убитых заложников.

Весь остаток дня террористы ведут беспорядочный огонь из автоматического оружия и подствольных гранатометов по людям и домам вокруг школы.

Третьего сентября состояние заложников в спортзале доходит до критического предела. Террористы по‑прежнему не дают им воды и еды, нагнетают напряженность и оказывают психологическое давление. Вот свидетельские показания бывших заложников:

Заложница Томаева: «3 сентября люди уже обезумели, я желала, чтобы быстрее все закончилось, я хотела, чтобы мы взорвались. На третьи сутки дети не выдерживали уже ничего, и если бы не взрыв, они бы сами уже побежали, не глядя ни на что».

Заложница Кокаева: «3 сентября люди уже изнемогли до такой степени, что не контролировали себя. Была нервозная обстановка. Мой сын смотрит на бомбу и говорит, — «Да взорвись же уже, наконец».

В 11 часов террористы подтверждают согласие на эвакуацию тел убитых. Оперативный штаб начинает готовить группу сотрудников МЧС для их вывоза. Детали эвакуации согласуют с террористами.

3 сентября, в 13.03–13.05, когда сотрудники МЧС грузят тело расстрелянного заложника в машину, в спортзале школы №1 звучат два взрыва. В ходе рассмотрения уголовного дела в отношении террориста Кулаева установлено, что один из членов банды, действуя в соответствии с ранее разработанным планом, привел в действие установленные в спортивном зале средней школы № 1 самодельные взрывные устройства.

Этот ключевой эпизод оспаривается теми, кто пытается обвинить федеральные власти в попытке штурма и перекладывает на них ответственность за взрыв. Однако Комиссия, опираясь на многочисленные экспертизы и свидетельства, официально установила: причина взрыва – действия террористов.

Это подтверждают и показания заложников. Приведу лишь некоторые из них:

Заложник Гутиев: «Первый взрыв произвели боевики. На мою голову обрушился горящий хлам. Все стало на мне гореть».

Заложница Томаева: «Взорвались самодельные устройства. После взрыва была гробовая тишина, потом крик, те, кто был под окнами, они стали выпрыгивать».

Заложница Митдзиева: «На третий день, во сколько, не знаю, никто не был готов, что сейчас бомба взорвется. Эта бомба взорвалась. Такая оглушительная была бомба, звук был сильный. Меня шатало».

Несмотря на большое количество свидетельских показаний о том, что взрыв произвели боевики, имеются несколько противоположных показаний заложников. Вероятно, противоречивость этих свидетельств объясняется тяжелым, почти полуобморочным физическим состоянием людей, находившихся в то время в зале.

Сразу же после взрывов Оперативный штаб по телефону связывается с террористами. Те отвечают: «Мы пришли сюда умереть, нам ничего не надо».

Находящиеся в сознании заложники начинают выбегать из школы. Им в спину стреляют террористы. Стоящие за оцеплением гражданские лица, вооруженные гладкоствольным и нарезным огнестрельным оружием сразу же открывают хаотическую стрельбу в сторону школы. Выбегающие заложники оказываются под шквальным перекрестным огнем.

По оценке свидетеля Гаглоева, я цитирую, «масса оружия на руках у населения. Пальба была как на Новый год. … С нами было двое гражданских. У одного был «Вепрь», ружье с оптическим прицелом. Вот они палили из предбанника там по столовой».

В спортзале боевики добивают раненых заложников. Тех, кто может передвигаться, заставляют идти в столовую школы. Бандитам нужен живой щит.

По словам заложника Урманова, «Боевики ходили по залу и добивали людей, тех, кто не мог встать. Боевики заставляли идти тех, кто остался жив, в столовую. Я приказал дочке лежать, не шевелиться. До нас боевики не дошли, и это нас спасло».

Заложница Калоева показала: «Террорист на моих глазах застрелил мальчика, ученика третьего-четвертого класса. Я испугалась и приказала своим детям лечь, а сама я легла на них. Мы пролежали минут 30, потом зашел Ходов и стал нас бить ногой в спину, заставлял встать, и идти в столовую».

В 13.10 руководитель оперативного штаба В.А.Андреев отдает приказ о проведении операции по спасению заложников и нейтрализации террористов. Снайперы открывают прицельный огонь на поражение огневых точек террористов, прикрывая эвакуацию заложников.

В 13.30 бойцы ЦСН ФСБ России входят в школу. Группа разминирования во главе с начальником инженерных войск 58-й армии начинают разминировать самодельные взрывные устройства под огнем террористов.

Из столовой школы группа террористов ведет по спортзалу, спасателям и заложникам интенсивный пулеметно-автоматный огонь, применяет ручные гранаты, ручные и подствольные гранатометы. Бандиты используют женщин и детей в качестве живого щита.

Привожу дословные показания:

Свидетель Зангиев: «Я в оптический прицел увидел молодую девушку в черной кофточке с занавеской в руках, как ее толкали, мол, давай, маши в окно. И прямо из‑под нее торчал ствол автомата. Подталкивают ее и стреляют».

Заложница Кудзиева: «Нас всех посадили на пол, давали воды, и тут же заставляли, чтобы ставили детей на окна. Потом поставили на окна женщин, и заставляли их махать занавесками, кричать, что здесь дети, чтобы сюда не стреляли. У боевиков была возможность прицельно стрелять. Там было оружие, которое они клали на плечо и стреляли. Взрыв от этого оружия был сильный, все дрожало».

Заложники, находившиеся в этот момент в столовой, слышат мощные взрывы. Некоторые уверены, что по ним стреляют танки.

Об этом я хотел бы рассказать подробнее. Стрельба из танков по школе днем 3 сентября преподносится некоторыми как очевидный факт. В качестве доказательства приводятся показания свидетелей.

При этом, всего в ходе судебного процесса над Кулаевым дали показания 288 человек: – 287 свидетелей и потерпевших и сам Кулаев. Но только 8 из них утверждают, что сами видели, как танки стреляли днем 3 сентября. При этом показания этих восьми прямо противоречат друг другу.

Достоверность всех этих показаний вызывает серьезные сомнения. В частности, одна из потерпевших на вопрос судьи — почему вы решили, что в столовую стреляли из танков? — отвечает:

— Я видела, как летели снаряды.

Другой дает такие показания: «Я лежал в больнице, но знаю, что по школе стрелял танк».

Парламентская комиссия не нашла убедительных подтверждений заявлениям о том, что танки стреляли по школе днем 3 сентября 2004 года, когда в здании оставались живые заложники. В ходе расследования Комиссия пришла к выводу, что танк Т-72 (бортовой номер 325) произвел по зданию школы семь выстрелов из башенного орудия после девяти часов вечера.

В 15.00 начальник ЦСН ФСБ Тихонов отдает приказ о входе в здание школы основной группы бойцов для освобождения оставшихся заложников и уничтожения террористов. По наблюдениям и расчетам ЦСН ФСБ России в здании еще находится около 200 заложников. Определен порядок ведения огня внутри помещений, если в них находятся заложники, — только одиночными и только на поражение террористов.

Спасая и закрывая собой заложников, офицеры «Альфы» и «Вымпела» вынуждены были пренебрегать законами специальной тактики. Именно поэтому в Беслане погибло 10 бойцов спецподразделений.

Вечная память бойцам специальных подразделений, которые отдали жизни, спасая заложников.

Первым из них был убит, прикрывая огнем убегавших заложников, подполковник Дмитрий Разумовский. Спасая двоих спрятавшихся от бандитов детей, в бою с пулеметным расчетом боевиков смертельно ранен майор Роман Катасонов. Останавливая боевиков, пытающихся прорваться по лестнице на второй этаж, получил осколочное ранение прапорщик Денис Пудовкин. Несмотря на рану, он продолжал спасать заложников и погиб, закрыв своим телом женщину с ребенком. Освобождая заложников в актовом зале, убит подполковник Олег Ильин. В столовой убит лейтенант Андрей Туркин. Спасая детей, он накрыл собой брошенную террористом гранату. Выводя заложников, под пулеметным огнем боевиков погиб прапорщик Олег Лоськов. В ближнем бою с бандитами погиб майор Вячеслав Маляров. Майор Андрей Велько получил смертельные ранения, прикрывая своих товарищей. По дороге в госпиталь умер тяжело раненный майор Михаил Кузнецов, спасший более двадцати заложников. Майор Александр Перов получил смертельные осколочные ранения, закрыв собой от разрыва гранаты троих заложников.

К шести часам вечера установлено, что в местах скопления боевиков заложников нет. Это подтверждается показаниями свидетеля Акулова: «Я не помню, сколько детей вынес, очень много было. Пострадавших не было уже на момент около 17–18 часов в районе столовой. Там уже никого не было. Всех оттуда вытащили».

После 6 часов вечера начальник ЦСН ФСБ Тихонов дает команду на поражение огневых точек террористов из реактивных пехотных огнеметов в термобарическом снаряжении.

Тем не менее, террористы продолжают оказывать ожесточенное сопротивление.

В 21.00 по указанию офицера ЦСН ФСБ танк Т-72 выдвигается к столовой школы. Произведено 5 выстрелов осколочно-фугасными снарядами по трем крайним окнам правого края столовой. В результате выстрелов обрушивается часть стены.

Затем танк, по указанию офицера ЦСН ФСБ, перемещается за угол к стене столовой, выходящей на железнодорожное полотно, и производит еще два выстрела осколочно-фугасными снарядами по трем крайним окнам первого этажа.

Остававшиеся в живых террористы уничтожены. Здание школы передано под контроль подразделений 58-й армии.

В ночь на 4 сентября в Беслан прибывает Президент Российской Федерации Владимир Путин. Он сразу же едет в районную больницу, где находятся жертвы террористов, и посещает несколько отделений. В здании администрации Правобережного района Президент России проводит экстренное совещание с участием Шойгу, Дзасохова, Проничева, Андреева, Панькова, Соболева, Фридинского, Дзантиева.

Вернувшись в Москву, Президент Российской Федерации выступает с обращением к народу страны, в котором дает оценку событиям и определяет основные приоритеты в противодействии терроризму.

Члены Комиссии изучили и проанализировали деятельность государственных структур, министерств и ведомств, имеющих отношение к бесланским событиям, продолжал А.Торшин:

Комиссия не стремилась назначить виновных из числа конкретных должностных лиц. Это прерогатива следственных органов. Однако нам важно было проанализировать действия государственных органов как непосредственно в ходе теракта, так и до начала событий. Парламентская комиссия стремилась определить меры, которые позволили бы избежать повторения подобной трагедии в будущем.

На сегодняшний день ни в одной стране мира не разработано четкой системы спасения заложников из рук террористов-самоубийц. После того как захват осуществлен, избежать потерь среди заложников практически невозможно.

К сожалению, захват школы в Беслане предотвратить не удалось. Комиссия выявила ряд серьезных проблем и недоработок, имевших место на момент совершения теракта в Беслане.

Первое. У органов безопасности и других правоохранительных органов отсутствовала информация о готовящемся теракте в школе № 1 г.Беслана. Это обусловлено, прежде всего, слабостью агентурно-оперативных позиций в близком окружении лидеров бандформирований и непосредственных исполнителей их преступных замыслов.

Боевики Хучбарова провели в окрестностях селения Пседах Малгобекского района Республики Ингушетия почти неделю. С оружием в руках они открыто перемещались по территории населенного пункта, однако ни спецслужбы, ни правоохранительные органы их не обнаружили.

Второе. Осуществление теракта стало возможным из‑за отсутствия должного контроля исполнения на местах требований МВД России. Мероприятия по охране общественного порядка и безопасности граждан в День знаний 1 сентября 2004 г были организованы формально.

По данным Комиссии, на торжественной линейке у бесланской школы №1 не было ни одного вооруженного милиционера. Наряд дорожно-патрульной службы Управления ГИБДД МВД Республики Северная Осетия–Алания, который должен был дежурить у школы, в момент захвата отсутствовал.

Особое внимание Парламентская комиссия обратила на организацию работы МВД Республики Северная Осетия–Алания. 31 августа 2004 года в 18.00 из МВД России во все территориальные органы внутренних дел Южного Федерального округа были направлены телеграммы с требованием принять экстренные меры по антитеррористической защите учебных заведений в День знаний, в частности, обеспечить усиленную охрану школ.

Согласно записи в журнале, в МВД Республики Северная Осетия–Алания телеграмма получена и зарегистрирована в 21.00. Между тем, к исполнению телеграмму с резолюцией министра внутренних дел Республики Северная Осетия–Алания Дзантиева его заместитель получил только 1 сентября в 9.15. В это время в Беслане бандиты уже приступили к захвату школы.

Как пример я хотел бы привести действия ГУВД Краснодарского края и Волгоградской области. Там телеграмму получили даже позже – в ночь на 1 сентября. Однако на момент торжественных линеек в этих регионах были приняты все предписанные меры безопасности.

У руководства МВД Республики Северная Осетия–Алания было 12 часов, для того, чтобы усилить охрану школ и привести в боевую готовность личный состав, но оно не использовало такой возможности.

Кроме того, МВД Республики Северная Осетия–Алания и МВД Республики Ингушетия не обеспечили совместных действий по обеспечению охраны общественного порядка.

Третье. Некоторые из боевиков, захвативших школу, ранее привлекались к уголовной ответственности, в том числе по статье «терроризм и участие в незаконных вооруженных формированиях». Однако в силу различных обстоятельств бандиты были отпущены на свободу. Так, за два месяца до событий в Беслане участник захвата Шебиханов получил оправдательный вердикт присяжных заседателей, несмотря на доказательства его участия в другом теракте. По представлению Генеральной прокуратуры этот приговор был отменен только в ноябре 2004 года – спустя два месяца после уничтожения боевика.

Эти обстоятельства позволили банде Хучбарова беспрепятственно подготовиться, пересечь административную границу и без всякого сопротивления приблизительно за двадцать минут захватить в заложники более тысячи детей и взрослых 1 сентября 2004 года.

После захвата школы в ходе контртеррористической операции федеральные органы государственной власти, включая ФСБ, МВД, Министерство обороны, МЧС и Минздравсоцразвития, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления действовали адекватно сложившейся ситуации и не вышли за пределы штатных предписаний и полномочий.

Оперативный штаб сосредоточил основные усилия на переговорах с бандитами для освобождения и спасения максимально возможного количества людей.

Оперативный штаб действовал с соблюдением требований федерального законодательства и ведомственных нормативных правовых актов. Это подтверждают материалы расследования. В обострившейся обстановке 3 сентября он предпринимал меры, которые были необходимы для сохранения жизни и здоровья людей.

В то же время парламентское расследование выявило ряд серьезных проблем. Они касаются как профессиональной подготовки руководителей и участников контртеррористической операции, так и организации работы Оперативного штаба.

В его состав не были включены Президент Республики Северная Осетия – Алания Дзасохов, председатель Парламента Мамсуров, министр внутренних дел Республики генерал-лейтенант Дзантиев и ряд других должностных лиц.

Не была должным образом организована работа по информированию населения. Например, жителям Беслана и представителям СМИ долгое время сообщалось число заложников, явно не соответствующее действительности.

После теракта в городе Беслане система противодействия терроризму принципиально изменилась. Прежде всего, этому способствовало принятие на федеральном уровне ряда нормативно-правовых актов. Так, в соответствии с Федеральным законом «О противодействии терроризму», в разработке которого принимали активное участие члены Комиссии, Указом Президента Российской Федерации «О мерах по противодействию терроризму» создан Национальный антитеррористический комитет.

Закон «О противодействии терроризму» четко определяет должностных лиц, ответственных за принятие решения о проведении контртеррористической операции. Предельно уточнена компетенция руководителя оперативного штаба по проведению операции и самого штаба, антитеррористических комиссий субъектов Российской Федерации, ГрОУ.

Кроме того, в Докладе представлен разработанный Комиссией пакет предложений и инициатив по дальнейшему совершенствованию законодательства в области противодействия терроризму.

Уроки Беслана учтены во всех сферах антитеррористической деятельности. Многое сделано для противодействия террористической угрозе, как на Северном Кавказе, так и на территории России в целом. Осуществлены конструктивные изменения правового и организационно-управленческого характера.

Правоохранительные органы беспощадно борются с террористическим и бандитским подпольем. Только в первой половине 2006 г. в Северо-Кавказском регионе ликвидировано более 100 главарей и активных членов бандформирований. Только в 2005 г. раскрыто почти 65% преступлений террористического характера. Это существенно превышает показатель 2004 г., составлявший всего 27,5%.

Практически полностью уничтожена вся верхушка террористического подполья. Не осталось в живых почти никого из тех, кто, прикрываясь именем чеченского народа, под знаменем сепаратизма организовывал на Северном Кавказе международную террористическую сеть.

После ликвидации руководства террористическое движение на Северном Кавказе в значительной степени дезорганизовано и деморализовано. Тем не менее, его деятельность по‑прежнему должна находиться под пристальным вниманием силовых структур.

Религиозный и националистический экстремизм, напряженная социально-экономическая обстановка в Северо-Кавказском регионе, механизмы теневой экономики и коррупция в органах власти все еще поддерживают относительно благоприятные условия для развития терроризма.

Устранение перечисленных факторов возможно только при системном подходе к противодействию террористической угрозе, подразумевающим незамедлительное принятие дополнительного комплекса мер правового, общественно-политического, административного, социально-экономического и силового характера. В связи с этим Парламентская комиссия выработала ряд предложений, которые подробно представлены в соответствующих разделах Доклада.

Бесланская трагедия, заявил председатель Парламентской комиссии, стала для России поворотным этапом в борьбе с международным терроризмом:

С 1995 года до сентября 2004 года в России было совершено более 40 крупных террористических актов. Взрывы жилых домов, самолетов и поездов, захваты заложников были тогда повседневной реальностью. Теракт в Беслане 1–3 сентября 2004 года мобилизовал те ресурсы российского государства и общества, которые позволили в корне переломить ситуацию.

После Беслана в России не совершено ни одного масштабного теракта против мирного населения.

В первые же дни после трагедии высшее политическое руководство официально признало: «Против России идет война». Террористы открыто угрожают основам конституционного строя, правам и свободам российских граждан, целостности и независимости государства.

Нашу победу в этой войне определяет наличие эффективной стратегии, комплексных действий и консолидации государства и общества перед глобальной угрозой, бросившей вызов Российской Федерации на рубеже тысячелетий, заключил А.Торшин.

Председатель Парламентской комиссии ответил на многочисленные вопросы членов палаты.

Доклад Парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств совершения террористического акта в городе Беслане Республики Северная Осетия – Алания 1 – 3 сентября 2004 года >>>