Блоги сенаторов

Все записи блога Косачев Константин Иосифович Косачев
Константин Иосифович
Председатель Комитета Совета Федерации по международным делам

Многополярность: взгляд из Москвы и Дели

Очередной рабочий день 16 января, а он был на пути во Вьетнам, где на этой неделе пройдёт 26-я сессия Азиатско-тихоокеанского парламентского форума (АТПФ), провёл в индийской столице Дели. Здесь уже в третий раз собрался стремительно набирающий обороты международный форум «Диалог Райсина-2018», небезосновательно претендующий на роль азиатского аналога известной Мюнхенской конференции по вопросам безопасности.

В Дели собрались более 500 политиков и экспертов из 90 стран. Что характерно — примерно равное число из России, Китая и США (человек по 40, включая дипломатов и журналистов). Об уровне конференции говорит тот факт, что её открывали лично главы правительств Индии Нарендра Моди и Израиля Биньямин Нетаньяху. А среди выступавших сразу вслед за ними был и ваш покорный слуга, как представитель России. 

Это не стечение обстоятельств и не протокольная вежливость. Россия реально вернулась в азиатско-тихоокеанский регион, причём не только и не столько «по праву почвы», то есть как страна, значительная часть территории которой находится в Азии. Это наш осознанный, геостратегический выбор, в основе которого, во‑первых, адекватное и точное восприятие процессов, происходящих в современном мире и, во‑вторых, что уж тут скрывать, — реакция на неадекватную и бесперспективную политику сдерживания России, которой продолжает грешить так называемый Запад во главе с США. 

Наши основные партнеры в регионе АТР — а это та же Индия, но также и Китай, Вьетнам, Монголия, Республика Корея, Индонезия, Малайзия, Филиппины, в каком‑то смысле Япония и многие другие — в не меньшей, чем Россия, степени страдают от однополярного формата международных отношений, где от воли только одной страны зависит, состоится ли транс-тихоокеанское партнёрство или плод многолетних усилий будет списан в утиль, начнётся ли война на Корейском полуострове или обойдётся‑таки взаимными угрозами, удастся ли сохранить многостороннюю договорённость по иранской ядерной программе или дело обернётся новыми непредсказуемыми и крайне опасными последствиями, выживет ли Парижское соглашение по климату или долгосрочные инвестиционные планы в природоохранные технологии пойдут под нож, станут ли односторонние экономические санкции инструментом выбивания из игры конкурентов из третьих стран или будут возрождены принципы свободной мировой торговли, и так далее. И в этом смысле диалог России с азиатскими державами по наиболее актуальным вопросам безопасности и сотрудничества оказывается очень своевременным и, главное, взаимополезным. Как говорится, ищем выход вместе. 

О чем было моё выступление? Если конспективно, то вот его основные тезисы:

— мир находится в стадии масштабной трансформации, по значению и охвату сравнимой с периодом индустриализации западного полушария в XIX-ом веке и с эпохой деколонизации восточного — в XX-ом;

— однако с точки зрения возможностей для сотрудничества и механизмов реального обеспечения безопасности национальных государств этот мир отличается от ситуации 20-ти–30-ти летней давности скорее в худшую сторону. К традиционным угрозам межгосударственных конфликтов за территории и ресурсы добавились принципиально новые вызовы трансграничного распространения экстремистских идеологий, неконтролируемой и незаконной миграции, ползучего расползания ядерных технологий и глобальной террористической угрозы; 

— при этом мировой порядок впервые в современной истории человечества меняется быстрее, чем призванные обслуживать его организации. В конце XX века институты прежнего периода не были заменены, а просто превратились из западных в универсальные. Должны были превратиться, но на самом деле так и остались под сильным влиянием Запада, по сути, фиксируя однополярность;

— очевидно, что попытки Запада блокировать активность конкурентов при помощи санкций и иных недобросовестных мер вызывают обратный эффект: стали создаваться подлинно независимые и демократические структуры, политические и экономические (в том числе банки развития), всё больше государств во взаиморасчетах стали переходить на собственные валюты и т. п.;

— мы являемся свидетелями не только завершения лидирующей роли Запада в мировой политике и экономике, продолжавшейся почти пятьсот лет, но и постепенного перемещения экономического и политического центра в Азию, в результате чего история XXI-ого века будет писаться уже не в Атлантическом, а в Тихоокеанском регионе. Именно поэтому столь востребованными оказались новые диалоговые форматы — от «большой двадцатки» до БРИКС и ШОС;

— Президент В.В.Путин выдвинул инициативу по созданию принципиально новой экономической архитектуры в Евразии — Большого Евразийского партнерства. Большая Евразия – это масштабный долгосрочный и концептуальный проект, нацеленный на предстоящие десятилетия, а, возможно, даже на столетия. Но Россия, Индия и их стратегические партнеры и должны ставить перед собой такие амбициозные задачи, которые дают шансы всем цивилизациям оказаться в роли локомотивов мирового развития;

— новое развитие Азии дает возможность трансформировать этот регион из пространства былого жесткого соперничества в зону эффективного сотрудничества, способного превратиться в центр уже мирового развития и притяжения людских, финансовых и материальных ресурсов. К середине следующего десятилетия мир будет совершенно другим, и было бы грубейшей ошибкой игнорировать происходящие сегодня процессы.

Слушали внимательно. Есть основания полагать, что услышали.