бета

Блоги сенаторов

Все записи блога Клишас Андрей Александрович Клишас
Андрей Александрович
Председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству

О решении ЕСПЧ по делу ««ЮКОСа» Против России»

Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Европейская конвенция по правам человека) по юридической силе является международным договором Российской Федерации, заключенным соответствии с Конституцией Российской Федерации. Ни положения Конвенции, ни акты Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) не могут отменять или изменять смысл каких‑либо положений Конституции.


Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) является субсидиарным судебным органом по отношению к органам национальной юрисдикции. В Российской Федерации Конституция обладает верховенством и высшей юридической силой, что обуславливает применение и исполнение в правовой системе Российской Федерации только тех актов международных судебных органов, которые соответствуют положениям Конституции по их смыслу, даваемому Конституционным Судом Российской Федерации, при этом именно Конституционный Суд Российской Федерации является тем органом, который может давать толкование положений российской Конституции.

Российская Федерация признавала и признает действие Европейской конвенции по правам человека, юрисдикцию Европейского суда по правам человека, его право толковать положения Конвенции, однако, неуклонно стояла и стоит на позиции принципа верховенства национальной Конституции как базиса государственного суверенитета.

Конституционным Судом Российской Федерации ранее были сформулированы правовые позиции, которыми была подтверждена конституционность тех законов, которые были применены в деле ЮКОСа российскими судами, корректность применения этих норм подтверждена российскими судами.

Субсидиарный характер актов ЕСПЧ по отношению к нормам и правовым принципам национальных юрисдикций неоднократно находил отражение в правоприменительной практике ряда европейских государств в том числе Великобритании, Германии, что подтверждает соответствие определения исполнимости актов ЕСПЧ практике западноевропейских правопорядков. ЕСПЧ при рассмотрении дел, так или иначе, не должен абстрагироваться от конституционного смысла положений национального законодательства в том числе конституционных обязанностей (например, уплачивать законно установленные налоги и сборы), даваемого национальными органами конституционного контроля, сводя собственную правоприменительную практику лишь к узкому толкованию положений Европейской конвенции по правам человека, тем самым заведомо определяя неисполнимость в национальных юрисдикциях своих постановлений.

Выработанный доктриной и нашедший отражение в судебной практике во всех развитых правопорядках принцип субъективной добросовестности в праве предполагает, что лица, обращающиеся за защитой своих прав в судебный орган, должны пользоваться своими правами исключительно добросовестно, при этом такому обращению должно корреспондировать как добросовестное поведение до обращения в суд, так добросовестное использование процессуальных прав. В деле «Нефтяная компания «ЮКОС» против России» недобросовестность ряда акционеров ЮКОСа была установлена вступившими в силу решениями судов, обладающими качеством преюдиции.

Принцип юридической заинтересованности в системном единстве с принципом законности предполагает, что лица, интересы которых подлежат судебной защите, должны не только быть заинтересованы в восстановлении нарушенных прав, но и доказать факт нарушения их прав, факт причинения им ущерба, данные обстоятельства подлежат исследованию судами, в силу чего, размер компенсации должен быть пропорциональным причиненному ущербу лицам, а также быть основанным на фактических обстоятельствах дела, которые должны исследоваться судом, чего не было осуществлено ЕСПЧ в деле «Нефтяная компания «ЮКОС» против России», что расходится с конституционным смыслом положений статей 46 и 47 Конституции Российской Федерации о праве на судебную защиту.

Исполнение принятого Европейским Судом по правам человека постановления, которое необоснованно накладывает на Российскую Федерацию существенные расходные обязательства, связанные с выплатой непропорциональной компенсации, может привести к диспропорции защиты прав налогоплательщиков, а также к нарушению социальных обязательств государства, что недопустимо и противоречит положениям Конституции Российской Федерации.