Блоги сенаторов

Все записи блога Косачев Константин Иосифович Косачев
Константин Иосифович
Председатель Комитета Совета Федерации по международным делам

Мюнхен-2016, взгляд изнутри

Мюнхенская конференция в этом году получилась содержательной и разноплановой. В интерпретациях ее участников и внешних наблюдателей мероприятие выглядело по‑разному: кто‑то увидел там очередное объявление «холодной войны», кто‑то уверен, что России там «дали бой», а кто‑то, напротив, был обнадежен конструктивным настроем основных гостей.


Мюнхенская конференция в этом году получилась содержательной и разноплановой. В интерпретациях ее участников и внешних наблюдателей мероприятие выглядело по‑разному: кто‑то увидел там очередное объявление «холодной войны», кто‑то уверен, что России там «дали бой», а кто‑то, напротив, был обнадежен конструктивным настроем основных гостей.

Меня как непосредственного участника дискуссий (имею в этом смысле без малого 15-летний опыт) удивило, сколь разительно внешние оценки Мюнхена отличались от реального контекста: со стороны все выглядело жестче, чем на самом деле. Да, жесткость присутствует традиционно и объясняется историей этого форума, ведь изначально конференция собирала министров обороны НАТО с единственной целью – под бдительным надзором США вырабатывать общие ответы на вызовы атлантическому единству. Мюнхен – это не собрание всех, а приглашение «избранных» по выбору устроителей мероприятия.

Однако по сравнению с прошлогодней конференцией тональность во многом поменялась. Тогда стержневыми были три темы:

1. Ядерная программа Ирана должна быть остановлена любой ценой.

2. Асад должен уйти.

3. Крым надо вернуть Украине

В этом году первые два пункта сняты или ушли на задний план — благодаря, замечу, именно дипломатическим усилиям России.

Очень показателен в этом смысле пример Ирана, присутствие которого в Мюнхене пережило любопытную метаморфозу. Первая стадия – когда Иран обсуждали без него самого и исключительно в духе: «пора кончать с этим неправильным режимом». Вторая стадия ознаменовалась приглашениями представителей Тегерана, но лишь для того, чтобы высказывать им нравоучения со стороны коллективного Запада. Впрочем, аргументы иранских представителей также звучали – и доходили до адресатов. И со временем количество перешло в качество: состоялась известная договоренность по иранской ядерной программе и уже сам Иран достойно, полномасштабно и в качестве уважаемого участника выступает со сцены в Мюнхене, озвучивая приглашения к сотрудничеству в адрес Саудовской Аравии (что еще недавно было бы просто немыслимым).

В этом контексте отмечу, что пока у тех, кто организует конференцию, явно не получается хоть как‑то говорить с руководством Сирии – оно не было представлено и вообще объявлено организаторами «вне закона». Однако иранская история показывает – never say never

А о Крыме вспоминали только самые радикальные ораторы, в то время как все прочие говорили об украинском кризисе в контексте происходящего в Донбассе и перспектив реализации Минских соглашений. При этом, в отличие от прошлого года, немало критических «стрел» от западников досталось и украинскому президенту.

В том, что касается России, то, прежде всего, обратило внимание, с каким вниманием в Мюнхене слушали выступления Д.А.Медведева и С.В.Лаврова. Конструктивные идеи в их выступлениях, равно как и предостережения по поводу общих угроз, нашли ожидаемый отклик – все явно заждались какого‑то луча надежды и просвета в тучах, сгущавшихся в отношениях между Западом и Россией на фоне усиления их общего врага – терроризма.

Именно поэтому, кстати, в проигравших оказалась группа заведомых оппонентов России, приехавших в Мюнхен дать России бой и вовлечь в это «старших братьев». На деле же их выделили в одну «младшую» группу с участием лидеров Украины, Польши, Литвы и Финляндии с примкнувшим к ним главой Европарламента, и там дали возможность излить наболевшее по России в узком кругу единомышленников. Не получилось ни публичной «порки» России, ни превращения ее в сквозную тему форума. Зато выявилось полное непопадание местечковых комплексов «антироссийской фракции» в атмосферу Мюнхена и в общее желание искать выходы, а не усиливать кризисы.

Да, пока еще наш разговор с Западом в мюнхенском формате остается трудным. Но Россию совершенно точно слышат и хотят услышать, мы звучим убедительно, нам есть что сказать именно этой аудитории, и потому, уверен, российское участие в этом изначально сугубо внутризападном форуме не просто полезно, но и особенно важно в ситуации кризиса.

Убедился в этом и в ходе встреч с коллегами-парламентариями – а их было много, включая представителей Сената США, германского Бундестага, французского Национального Собрания, Европарламента и других. Есть взаимное желание вести диалог, со многими удалось договориться о конкретных планах на перспективу, что внушает надежду – парламентское измерение будет не только не отставать от дипломатического, но и в чем‑то опережать его в поисках нестандартных решений и развязок для общих проблем. Так что на Мюнхен-2017 я смотрю с нарастающим оптимизмом.