Пресс-конференции

Андрей Соболев принял участие в работе «круглого стола» в пресс-центре «Парламентской газеты» по теме «Фонды-мошенники. Как доставить помощь по назначению?», приуроченного ко Дню защиты детей

Обсуждаемые вопросы:

законодательное обеспечение борьбы с мошенниками, делающими бизнес на милосердии;

— какие необходимы изменения в законодательство о благотворительной деятельности;

— как контролировать сбор средств на благотворительность через Интернет;

— как отслеживать средства от анонимных пожертвований.

Участники:

Андрей СОБОЛЕВ – член Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре

Василий ВЛАСОВ – член Комитета Государственной Думы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодёжи

Лидия АНТОНОВА – член Комитета Государственной Думы по науке и образованию

Максим ГРИГОРЬЕВ – член Общественной палаты РФ

Сергей ЩЕТИНИН – глава комиссии Общественной палаты РФ по развитию и поддержке добровольчества, благотворительности и патриотическому воспитанию

Антон АНДРОСОВ – член Общественного совета при Уполномоченном при президенте по правам ребёнка

 

Андрей Соболев: «Благотворительный фонд – это, прежде всего, имя человека, который стоит за ним».

 

Член Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Андрей Соболев отметил в ходе заседания, что благополучие любого благотворительного фонда зависит, прежде всего, от репутации человека, который берёт на себя ответственность за работу этого фонда.

«У нас в стране много людей, которые пользуются заслуженным уважением и сограждан, и власти. Только такие учредители могут сделать работу благотворительной организации безукоризненной, своим авторитетом привлекая туда пожертвования», — убеждён сенатор.

Парламентарий видит проблему в анонимных пожертвованиях, которые уже на этапе сбора организованы «совершенно юридически невыверенно», а значит должны быть запрещены.

«Зачастую этот механизм вообще никак не отрегулирован. Я сам участвовал в создании нескольких фондов, и все пожертвования, которые мы получали, были адресными и шли от конкретных юридических лиц. Жертвователи таким образом легко могли отследить движение своих средств», — рассказал сенатор.